August 28th, 2008

medals

"Молодой человек с зажигалкой"

Два дня тому назад мне все-таки удалось отметить свой день рождения - с опозданием на пару суток, за хорошим столом и в узком кругу. Зашел разговор о "случайных людях" - не просто случайных, а "попавших в случай", если пользоваться языком XVIII века. Какие приводились примеры, дело десятое. Говорилось о ныне здравствующих и отчасти знакомых персонах, которых мы скоро забудем. Самый же разительный пример остался за кадром - просто потому, что мои собеседники его отлично знали. Это Роман Кнолль.
В предисловии к русскому издании повести Тадеуша Доленги-Мостовича "Карьера Никодима Дызмы" (истории стремительного возвышения совершенно ничтожной и довольно подлой личности) Кнолль упомянут как герой исторического анекдота. Цитирую по памяти:

Маршал Пилсудский незадолго до майского переворота 1926 года устроил прием на 200 человек. В какой-то момент он взял сигару, собрался ее зажечь - но под рукой не оказалось ни спичек, ни зажигалки, а гости были так увлечены едой, питьем и беседой, что никто не заметил затруднения маршала. И лишь безвестный молодой человек, сидевший на другом краю стола, бросился к Пилсудскому с зажигалкой. Когда же маршал вернулся к власти и начал формировать правительство, особые трудности возникли с подбором кандидата на должность главы МИДа. После того как были отвергнуты несколько кандидатур, Пилсудский сказал: "Найдите того молодого человека с зажигалкой - мне кажется, он был бы хорош". Так Роман Кнолль стал министром иностранных дел Польши.

Я много раз пересказывал эту историю, но только вчера удосужился прочитать краткую биографию Кнолля. Трудно, ох как трудно назвать его "безвестным молодым человеком". Во-первых, в 1926 году ему было уже 38 лет. Во-вторых, за стол к маршалу он попал явно не случайно: еще при подписании Рижского мирного договора с Советской Россией Кнолль был генеральным секретарем польской делегации, затем служил послом в Москве (1921-1923) и в Анкаре (1924-1926). Обратим внимание на то, что в Москву его назначили еще при первом правлении Пилсудского. Да, министром иностранных дел Кнолль был недолго, но после нескольких месяцев в МИДе получил назначение послом в Рим, а с 1928 года по 1931-й возглавлял посольство Польши в Берлине.
Так что Пилсудскому не пришлось сильно напрягаться, чтобы вспомнить фамилию Кнолля. Анекдот хорош, конечно, но вряд ли имеет много общего с действительностью.
visor

Эпистолярное

Дино Гранди в описании Муссолини является не только главарем бунтовщиков, но и посредником между ними и внутренним врагом номер два – монархией и генералами.

Во втором итальянском издании приводятся факсимиле писем из личной переписки Гранди с Муссолини. Письма Гранди полны раболепия и лести. Одно из них, написанное Гранди в посольстве в Лондоне весной 1939 года, дышит злорадством по поводу расстройства планов Британии и ясно говорит о будущей фашистской агрессии против Греции. Письмо выбрано соответствующим образом, чтобы осудить Гранди как нечистоплотного дипломата в глазах предстоящего трибунала союзников. Со смаком повествуется история о настоятельных просьбах Гранди о присвоении дворянского титула и геральдических отличий, так же как и рассказы Муссолини о хлопотах маршала Пьетро Бадольо по поводу титулов герцога Эфиопии и маркиза Италии.
Collapse )

Источник