lord_k (lord_k) wrote,
lord_k
lord_k

Categories:
  • Location:
  • Mood:
  • Music:

О колокольном звоне и Джорже Оруэлле

Пора бы покончить с заказными постами и принять заявки на новые. Так и сделаю.

Eat oranges and lemons,
Listen to the bells of St. Clement's.
You owe me a farthing,
Say the bells of St. Martin's

Апельсины, лимоны кушай,
Колокола Святого Климента слушай.
"Ты должен мне фартинг", -
Говорит Святой Мартин...

Роман "1984" я впервые прочел на английском. Страшно сказать, 27 лет тому назад. Потом мне попался самиздатовский перевод, где была еще "новоречь", а не "новояз", и все стишки звучали иначе, чем в более позднем переводе, ставшем каноническим. Так они и запомнились. Кстати, ближе к оригиналу, чем каноническое:

Апельсинчики как мед,
В колокол Сент-Клеменс бьет...

Летом 2004 я был в Лондоне. Жил в неоготической гостинице Charing Cross Thistle в самом начале Стрэнда: прямо напротив Колонна Нельсона, за спиной - вокзал Чэринг-Кросс. И в одно прекрасное утро, заканчивая завтрак, я услышал перезвон колоколов. Вышел на улицу. Звонили на колокольне Святого Мартина в Полях, что на Трафальгарской площади, звонили и у Святого Климента на Стрэнде... Вот оно - "апельсины, лимоны кушай"!
Это была годовщина высадки союзников в Нормандии. И стоит ли удивляться, что в этот день я отправился в Имперский военный музей? Пошел пешком, по Уайтхоллу, где с каждым шагом мельчают памятники полководцам. Сперва внушительные конные статуи, не меньше чем у Колонны, потом пешие генералы и фельдмаршалы на высоких постаментах, а потом и постаменты пониже, и скульптура пожиже. Наконец, супротив того здания, где заседал военный кабинет Черчилля, стоит себе бронзовый человечек, помельче иных пешеходов. И на низеньком, в два дюйма толщиной постаменте одно слово - "Монти". Он самый, лорд Аламейнский, если не самый великий, то самый лучший в истории Империи.
Потом - рыхлый Черчилль у Вестминстерского дворца, сам дворец (его проектировал тот же архитектор, который чуть позже построил мой Charing Cross Hotel), выход на набережную у аббатства, Ламбетский мост и  спокойствие Северного берега Темзы, с вялым уличным движением, тенистыми скверами и неторопливыми горожанами.
В музее, вход в котрый охраняют два 15-дюймовых орудия - где ты, о Великий Флот? - было полно народу. Получасовой документальный фильм о D-Day шел без перерыва, и каждый сеанс собирал полный кинозал. В подвале стояла очередь желающих попасть в бомбоубежище (их бы в Кирьят-Шмону, подумал я). Blitz Experience, а как же! Этажом выше обнаружилась скрупулезно воссозданная обстановка обычного английского дома времен Второй мировой. Приемник, бубнящий новости Би-Би-Си. Карточки, купоны, талоны. Жестянки с суррогатным кофе. Коробки сигарет, от которых воротило даже самых невзыскательных курильщиков.
И я снова вспомнил Оруэлла. Сколько говорили, что он в "1984" описывал Советский Союз! Моя учительница Марселла Юльевна, выпускница University of London, между прочим, была свято уверена в том, что мистер Блэр (таково настоящее имя писателя) перед войной тайно посетил СССР. И мне, уже совсем взрослому, надо было прочитать "Энигму" Харриса, чтобы увидеть, насколько быт тыловых англичан походил на быт обитателей оруэлловского комплекса "Виктория"! Один к одному! Все по карточкам. Лезвия военного времени, которые не брили. Дрянные сигареты, дрянной кофе, кошмарный чай. И шпиономания, конечно. Не нужно было ездить в холодную Московию, чтобы все это увидеть, попробовать и почувствовать.
Сам Оруэлл говорил, что "1984" - это 1948-й год всего-навсего. Предупреждение о том, до чего могут довести Великобританию лейбористы. При этом сам он был человеком весьма левых убеждений, печатался в лейбористской же Tribune, где редактором был Майкл Фут, позже заподозренный в работе на советскую разведку. Вряд ли писателя так уж волновало, как живут граждане Советского Союза. Он переживал за свою страну. И, греясь сейчас под ласковым солнышком в раю, он тихо усмехается над тем, что его, без пяти минут анархиста, подняли на щит правые всех мастей. Оруэлл это предвидел, конечно, но со стороны посмотреть всегда забавно.
Tags: impressions, lettres
Subscribe

  • Фотолаборант и покойники

    Случается так, что люди умирают. И ввергают в хлопоты тех, кто остался в живых. Родственников, друзей, коллег. Если человек был передовиком…

  • Человек, у которого все было

    Я впервые увидел его в конторе МГФКО, где мы, тогда еще слушатели курсов, получали стипендию. Высокий, подтянутый. Жгучий брюнет с аккуратно…

  • По местам трудовой славы

    Ермолаевский переулок, дом 7: Именно здесь в ту пору, когда переулок именовался улицей Жолтовского, располагалась фотолаборатория №9 МГФКО УБОН, в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments