Category: фотография

Category was added automatically. Read all entries about "фотография".

visor

Понедельничная камера

Вывесил в специализированном сообществе пост, посвященный камере, с которой мне так и не удалось подружиться. Я искренне восхищаюсь ее техническим совершенством, но снимал ей без всякого удовольствия, испытывая сильный дискомфорт. С другой стороны, знал я одного шустрого старика, который с этой камерой окучивал детские садики - а такая работа подразумевает полное отсутствие разногласий между фотографом и его техникой. Да и герой одного из моих любимых фильмов фотографировал аппаратом Exakta - выдающимся произведением Карла Нюхтерляйна.


Collapse )
  • Current Mood
    refreshed refreshed
  • Tags
visor

Беренис Эббот

Продолжаю наводить порядок в закромах. Среди прочего собрал воедино 36 фотографий Беренис Эббот, сделанных в 1930-е годы. Когда-нибудь доберусь и до ее более ранних французских снимков.

Беренис Эббот в начале 20-х, Париж
Фотограф: Ман Рэй

Collapse )
medal

Восемь тучных лет

Как давным-давно обещал, продолжаю историю дальномерных фотоаппаратов Canon.
Сегодня - о периоде с 1951 по 1959 год. Период оказался для фирмы весьма удачным - она завоевала прочные позиции на внутреннем и американском рынках и продемонстрировала завидную гибкость в формировании модельной линейки.

Более того, Canon снова стал поставщиком военного флота. Доказательство - аппарат модели P с маркировкой морских сил самообороны. Однако P (полностью - Populaire) появился только в 1959 году.

Collapse )
  • Current Mood
    mischievous mischievous
  • Tags
positions

Догнать и перегнать

Как и обещал, продолжаю рассказ о фотоаппаратах Canon.
Компания Seiki Kogaku, которая во время войны выполняла заказы армии и флота, в 1945 году оказалась в весьма затруднительном положении. Нужно было вернуть в Токио штаб-квартиру и производственные мощности, эвакуированные в префектуру Яманаси, а средствами на перевозку компания не располагала. Положение спас офицер американских войск связи, интересовавшийся фототехникой. Он пригнал колонну армейских грузовиков - и Seiki вернулась домой.
В знак благодарности офицер (чье имя не фигурирует в официальной истории компании) получил вот такой фотоаппарат:

Это - раритет из раритетов, Canon S, выпущенный в 1946 году в количестве около ста экземпляров. Никаких существенных отличий от одноименной довоенной модели он не имел, но ценится выше.

Collapse )
  • Current Mood
    working working
  • Tags
34

Почти как Leica. Почти как Contax

Попробую подтвердить (или развеять) свою репутацию японофоба и рассказать о первой японской 35-мм дальномерной фотокамере.

Ее история напоминает мне эпизод из виденного в детстве фильма: в ангар, где стоят два биплана, британский и французский, заходит японский офицер. Молниеносными движениями переставляет крылья с одного самолета на другой - и рисует на фюзеляже красный солнечный диск.
Примерно так поступил выдающийся конструктор и предприниматель Горо Ёсида, откликнувшись на призыв императора Хирохито - развивать японское машиностроение. Не имея никакого опыта в производстве точной механики и оптики, он основал фирму Seiki Kogaku ("Прецизионная оптика") и принялся за разработку аппарата, названного в честь буддистского божества милосердия - Каннон-босацу.

Collapse )
  • Current Mood
    bouncy bouncy
  • Tags
medal

Господа из Парижа

Издательство, в котором я работал, было довольно крупным покупателем цветной листовой пленки формата 9x12. Покупали ее у фирмы Pathé-Marconi – французского отделения Eastman Kodak. И французы, приезжая каждый год в Москву на выставки, имели обыкновение с издательством общаться, дарить начальству всяческие календари и прочую ерунду. А году в восемьдесят восьмом решили продемонстрировать свои эталонные диапозитивы. Со шкалами, как положено.
В разгар демонстрации появился фотохудожник П. Взял один слайд, посмотрел на просвет и заявил:
- Да у нас такие техконтроль в мусор выбрасывает!
Начальство замялось, а фотохудожник тут же повторил свои слова на неплохом английском. Тут уж засмущались гости. Попросили П. показать свои слайды. Тот с готовностью согласился. Французы поглядели – и не поверили своим глазам. Этим слайдам парижские эталоны действительно в подметки не годились.
- А что вы хотели? – подбоченился фотохудожник. – Нам же главное, чтоб минимум коррекции был. Вот режим и подбираем.
- А проявляете как? – поинтересовались французы.
- Да пойдемте в кабину, покажу.
В кабине вместо привычных иностранцам барабанов и электронных табло стояло сооружение из плексигласа, с прозрачными каретками и двумя круглыми аквариумными термометрами.
- Что это? – изумились гости.
- Проявочный центр! – отвечал хозяин кабины.
- Какой фирмы, простите?..
- Какой-какой… Моей собственной конструкции. Я все начертил, умельцы склеили, а электрика – та, что для аквариумов продается.
- Хм-м-м… Значит, наши проявочные комплексы вас не устраивают?
- Почему же, очень устраивают, да только кто их нам купит! Вот и приходится изобретать.
Французы вернулись в Париж в полной уверенности, что над ними жестоко поиздевались.
india

Продолжаю читать

Треч отодвинул в сторону занавес, за которым, как почему-то представлялось Тиму до этой минуты, должна была находиться маленькая кухня. Но оказалось, что там стоит укрепленный на штативе фотоаппарат, а рядом с ним - стул, на спинке которого висит поношенный мальчишеский джемпер. Но больше всего ошеломил Тима огромный стенд позади стула: это была гигантская фотография его родного переулка. Как раз в середине переулка находилась дверь его старого дома. Все до мельчайших подробностей было как на самом деле. Тим узнал даже узкую щель в стене соседнего дома, куда прятал когда-то монетку в пять марок. Ему почудилось, что он чувствует запах перца, тмина и аниса.
- Наденьте, пожалуйста, этот джемпер и встаньте перед стендом, господин Талер! - сказал Треч, осторожно перенося фотоаппарат вместе со штативом на середину павильона.
Тим исполнил все, о чем просил его Треч, словно во сне. Картины прошлого одна за другой всплывали в его памяти. Отец. Мачеха. Бледный Эрвин. Подруга мачехи, приходившая к ней по утрам пить кофе вон из того дома налево. А справа - булочная-кондитерская фрау Бебер. Воскресенья. Скачки. Допрос. Господин в клетчатом. Контракт.


Странно, что в детстве меня совершенно не тронула эта сцена. Перехватывать дыхание начало, когда я перечитывал "Тима Талера" уже взрослым. И сейчас перехватывает еще сильнее.
Поймал себя на том, что обе мои любимые детские книжки - "Тим" и "Эмиль и сыщики" Кестнера - написаны немцами. Никогда раньше об этом не задумывался.