Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

horseback left

Обманчивое зрение

Большая прогулка по Москве (29.06) не обошлась без казусов. В районе Красносельской я увидел большую оранжевую вывеску. Не поверил своим глазам, перечитал еще раз. И сказал:
- Пора меня списывать на берег!
Текст на вывеске был такой: "СЕМЬ ПЯДЕЙ. Интеллектуальный досуг".
Нужно ли объяснять, что мне привиделось?
- Рано тебе на берег! - постановил друг. - Я всегда именно так и читаю.
Затем в каком-то переулке на стене гаража возникла надпись: "Вилка для обеда", оказавшаяся "Великой победой".
Через некоторое время мы перешли Садовое кольцо и оказались на Мясницкой - той самой Мясницкой, где много лет назад "Смазочные материалы" показались Маяковскому "Сказочными".
- Нет, все-таки пора меня того... на берег, - заключил я, дважды ознакомившись с очередной вывеской:
"СЕМЬ КРАСОК. Тай-спа".
- Да брось ты! - подбодрил меня друг. - Неужели и вправду "красок"? Действительно... А жаль - "Семь красоток" куда лучше соответствуют профилю заведения.
И наконец, у бывшей станции метро "Дворец Советов" я прочитал: "Прекрасные паффы и ужасный кофе". Допустим, тут виноваты ветки, закрывавшие часть надписи. На самом деле кофе хотел быть "чудесным".
poster

Paris XV

Пора бы отчитаться о своих парижских каникулах, прошедших быстро и исключительно приятно. Начну с 15-го арондисмана, который я выбрал в качестве временной базы.
Metro Convention


Collapse )
egypt

Из наблюдений за полуживой природой

Однажды Популярный блоггер™ Онуфрий Палисандров, не зная - чем бы еще порадовать многочисленных читателей, оставил в своем журнале такую запись: "Съел сейчас эскимо. Вку-у-усно!"
Недоброжелателей у Палисандрова было почти столько же, сколько читателей. А недоброжелатели - народ наблюдательный и изобретательный. Поэтому, когда через 43 минуты блоггер разродился постом на актуальную общественно-политическую тему, под новыой записью немедленно появился комментарий: "За сколько эскимо Родину продал, урод?"
Еще через час другой недоброжелатель написал: "Посмотрите, какую чушь порет обожравшийся эскимо Палисандров!"
На следующий день в Сети стали гулять фантазии на сексуальные темы. Герой этих фантазий, все тот же Популярный блоггер™, пытался (как правило, безуспешно) с помощью эскимо удовлетворить своих разнополых знакомых и единомышленников, а также и себя самого.
Через неделю любителя мороженого называли не иначе как Онуфрий "Эскимо" Палисандров. Еще через три дня - просто "Анальное эскимо" или "Трепло на палочке, в шоколаде". Популярность блоггера стала таять подобно эскимо в жаркий июльский день.
Конечно, насмешки не убили Онуфрия. Но последствия моральной травмы он не преодолел до сих пор.

Мораль: не надо публиковать незначительные подробности своей жизни. Даже если очень хочется.
medals

Когда я пришел к власти...

... то первым делом запретил майонез.
Некоторые мои биографы объясняют этот шаг злопамятностью и мстительностью. Действительно, не раз мне случалось, придя на званый обед, вставать из-за стола голодным, ибо все блюда были приправлены этим ужасным соусом. Бывало также, что я мучился от зуда и удушья, попробовав какое-нибудь внешне безобидное кушанье, в состав которого входил майонез. Эти прискорбные случаи получили довольно широкую огласку. Но в самом деле мною двигало не желание отомстить вольным или невольным обидчикам, а исключительно эстетическое чувство - ведь майонез безобразен!
Через месяц после вступления в силу Антимайонезного акта я присутствовал при уничтожении 30 тонн конфискованного майонеза. Вы без труда узнаете меня на этой фотографии:

Для тех, кто все-таки не узнал, поясню: я крайний справа, в расстегнутой жилетке. Противогазы же понадобились потому, что вместе с майонезом в специальный канализационный тоннель сливали сильнейший растворитель, источавший ядовитые пары.
Подобные процедуры были проведены в больших и малых городах нашего государства. Не везде они прошли гладко. Кое-где майонез сливали в канализацию без растворителя, что привело к весьма печальным последствиям: запрещенное вещество, смешанное с нечистотами, всплывало в кухонных раковинах, ваннах и отхожих местах добрых граждан. В одном городке, наоборот, растворитель влили сверх всякой меры, отчего в канализационной трубе произошел взрыв, только по счастливой случайности обошедшийся без жертв.
Лишь однажды конфискация и уничтожение майонеза вызвали сопротивление несознательной части населения - впрочем, быстро подавленное добровольцами Стрелкового корпуса. Далее борьба с незаконным соусом проходила сравнительно мирно и весьма последовательно. Ежедневно мне докладывали об облавах на дельцов черного рынка, приторговывавших майонезом; о разгроме домашних лабораторий по производству этого вещества; наконец, о попытках некоторых бессовестных предпринимателей нарушить закон, выпуская на рынок продукты под обманчивыми названиями: "Белый соус", "Аппетитный соус", "Провансаль" и т. п. Запомнилось мне также задержание двоих граждан Молвании, пытавшихся провезти на нашу территорию майонез под видом сырья для изготовления резиновых женщин. В соответствии с новой редакцией Закона о борьбе с контрабандой злоумышленники были преданы публичной казни через повешение.
Меры по наведению порядка сопровождались широкой разъяснительной кампанией. Хочу отметить, что пресса с готовностью откликнулась на мой призыв и регулярно публиковала разоблачительные материалы. Особенно отличился еженедельник "Жена и мать", в котором на протяжении полугода печаталась серия статей под общим заголовком "Посмотри в лицо правде!" В них рассказывалось о недобросовестных хозяйках, пытавшихся с помощью фабричного или самодельного майонеза скрыть недостатки своей стряпни или сомнительную свежесть съестных припасов. И всякий раз тайное становилось явным, а семейная жизнь обманщицы расстраивалась. На соседней странице неизменно были напечатаны рецепты простых в приготовлении соусов, подчеркивающих вкус изысканного блюда, а не уничтожающих его.
Дважды я лично готовил соусы при большом стечении народа, желая подать согражданам добрый пример. И убедившись, что усилия мои не пропали даром, начал готовиться к новому важнейшему шагу - полному запрету караоке, оскорблявшего мое чувство прекрасного едва ли не более, чем майонез.
horseback left

Sweets

Уважаемая zina_korzina сегодня создала небольшой пост на вечную тему: "О вкусной и здоровой".
Отметился - вспомнил про торт "Птичье молоко". И поймал себя на том, что хоть и не любитель сладкого, а стоит заговорить о еде - и детство ассоциируется в первую очередь с кондитерскими изделиями. Ладно там торты. Вот "Сливочная помадка" в коричнево-кремовых коробках. Пат "Душистый горошек" (или "Цветной горошек" - не помню уже), коробка яркая, плоская. Клюква в сахарной пудре - бывала в коробках, а в ларьке потребкооперации на Пятницком рынке ее иногда продавали в прозрачных хрустящих пакетах. Берлинское печенье, в просторечии "уши", из кондитерской "Националь", в лимонной глазури. Пористый шоколад "Конек-горбунок" с кратким изложением сказки на упаковке. Львовские конфеты "Бажаю щаст'я" (потом у нас на "Красном октябре" выпускали нечто подобное, но хуже). И так далее, и тому подобное.
А бублики опять никто не вспомнит, зуб даю. Между тем не было ничего лучше этих бубликов за шесть копеек, румяных, теплых, обильно посыпанных маком, которые можно было есть, ничем не запивая.
egypt

Реклама - двигатель безумия

Магазин на улице им. покойного вождя и поэта продолжает изумлять.
Зашел туда за какой-то ерундой. У холодильника увидел художественно оформленный плакат:

Alberto di leone
SEX ПЕЛЬМЕНИ


И ниже, золотом по красному:

Японских гейш ошибочно считают женщинами легкого поведения...
Дальше читать не стал.
Опасно за покупками ходить.
india

И еще о поэзии

Уважаемый dip_c напомнил.

Фотограф ПМ был замечательным и весьма трудолюбивым мастером. Для души он снимал лошадей и обнаженную натуру. Для заработка не гнушался никакой работой. На ставку его брать опасались - мог напиться и забыть в какой-нибудь забегаловке кофр с дорогой аппаратурой (такое было как минимум дважды). Но заработать давали, ибо знали - не подведет, все сделает в срок и с наивысшим качеством.
В конце восьмидесятых его взяли в "Правду", и на последней странице главной партийной газеты стали регулярно появляться невозможно красивые лошади. Невозможно красивых женщин он продолжал снимать для души. А для первой и второй полос делал роскошные индустриальные снимки.
Летом 1986 года, когда ПМ о работе в "Правде" даже не мечтал, мы с коллегой Б. встретили его у памятника Энгельсу (того самого, который большинство населения Москвы считало памятником Кропоткину). Увидев нас, замечательный фотограф улыбнулся. Движения лицевых мускулов давались ему с трудом.
- Двое суток не спал, - сообщил он. - Работал. Сейчас деньги получил. Не ел тоже двое суток, пойдемте-ка пообедаем!
И повел нас в ресторан ЦДЛ. Там быстро организовали столик, и с той же расторопностью водрузили на стол чашки с бульоном, корзинку с гренками и графинчик ледяной водки - с них ПМ решил начать трапезу.
Опрокинув рюмку и запив бульоном, фотограф взял гренку, ласково помял ее - и немедленно заснул с выражением блаженства на посветлевшем лице. И тут случилось страшное.

Collapse )